Было бы желание,остальное все будет...
«Сегодня я проснулся, как обычно, от несильного грохота под окнами. В раскрытую форточку влетела крупнокалиберная пуля и снесла с полки книгу «Метро 2097». С тех пор как у нас в стране разрешили свободное ношение и применение оружия прошел всего год, но жить стало гораздо веселее. Я отряхнулся от поднявшейся пыли и перешел к водным процедурам. У дверей туалета маячил великовозрастный сын. Он любовно поглаживал торчавший из трусов ствол кольта. Я понял, что могу немного и потерпеть. Проскользнув на кухню, увидел прикорнувшую у любимого Максима нашу добрую бабушку в белом чепчике. Я поправил кружевную салфетку на еще теплом стволе и выглянул в окно. Как ни странно, трупов под окном было не так уж и много. Бабуля страдала бессонницей и нас теперь редко беспокоили орущие под окнами пьяные подростки. Приоткрыв холодильник, ощутил у шеи холодную сталь. Дед был ворошиловским стрелком, но в семейных делах всегда полагался на проверенный временем штык-молодец. Сколько раз я говорил старому пердуну, что б не хранил ружейное масло рядом с подсолнечным. Видимо, мне предстоял разгрузочный день.
Текст врезки По радио транслировали последние сводки. Опять ничего интересного. В нашем южном укрепрайоне всю неделю шли дожди и бои местного значения, временами переходившими в вялую перестрелку. На северо-западном направлении было возможен град и применение тактического ядерного оружия. Дочка сосредоточенно запихивала в ранец Барби и Беретту. У девочки были непростые отношения с учильницей ОБЖ. «Не смей таскать куклу в школу» — сказал я, но увидев, как сверкнули ее глаза из-под розовой каски в белый цветочек, предпочел не настаивать. Жена принесла ей большой пакет с разноцветными блестящими патронами. У дочки в выходной был день рождения, и ей нужно было чем-то угостить одноклассников. «Совсем большая» — подумал я, нужно будет через год вместо куклы подарить ей карманную базуку. С такими уже полкласса ходят, а ее продолжают дергать за косички. Огневой мощи ей явно не хватало. «Дорогой, ты не забыл свой лазерный прицел?» — спросила жена и положила мне в вещмешок пару бутербродов и гранату на длинной ручке. Я любовно хлопнул ее по выпуклостям бронежилета и чмокнул в разрисованный боевым макияжем лоб.

Осторожно осмотрев пространство за дверью через бойницу, прихватил верный Калаш и выполз из квартиры. На площадке было еще темновато. В это время дня следовало опасаться в основном растяжек, но я включил прибор ночного видения. И не зря. В углу шевельнулся неясный силуэт. «Соседский Мурзик» — быстро сориентировался я и снял предохранитель. Что ж, хороший случай укокошить вечно орущую под дверьми скотину. Вдруг скрипнула входная дверь. Это было уже по-настоящему опасно. Чужие у нас не ходят. К почтовым ящикам медленно кралась тощая фигура с толстой сумкой на ремне. Теперь я понял, кто засоряет их спамом. Лимонка быстро решила бы проблему, но мне еще предстояли сегодня нудные переговоры с не желавшими капитулировать заказчиками. Впрочем, тут же негромко сработала соседская мина-ловушка. По подъезду разметало кучу рекламных объявлений. «Пусть теперь сам попробует себе что-нибудь увеличить» — подумал я и отодвинул ногой агонизирующего почтальона.

На улице пахло свежим порохом. Теплый ветерок весело раскачивал ноги повешенных накануне сквернословов, насильников, милиционеров и нарушителей правил дорожного движения. Суд Линча собирался только по субботам, но порядок в нашей зоне гарантировал. Быстрыми перебежками я добрался до остановки. Городской транспортер явно задерживался. В ожидании его я решил разжиться сигаретами. Из приоткрывшейся амбразуры ларька мне дружелюбно подмигнула двустволка продавца. «Курить — здоровью вредить» — наконец дошло до меня. Сзади раздался хруст ветвей. Я сделал боевой перекат и прицелился. Из кустов показалась пожилая соседка — божий одуванчик в домашнем маскхалате. Из огромной сумки на колесиках у нее торчал школьный гранатомет. «Внуку по физкультуре задали» — сказала добрая старушка. Я отдал честь ветерану и опустил ствол.

До полигона ей было несколько остановок, я подсадил ее в люк и захлопнул толстую дверь. И вовремя. По обшивке начали стучать капли дождя и зажигательные пули. Предрассветный туман приветливо освещали трассирующие очереди. Мой бронепоезд стоял на запасном пути, прикрытый двумя рядами колючки, но я знал тайный лаз сквозь минное поле. Однако на этот раз рядом с ним я заметил лежащего в секрете контролера. Снайперский выстрел радикально снял проблему. Внутри было еще сумрачно. Из передней части вагона бодро постреливала глазами и короткими очередями интересная дамочка в обтягивающем камуфляже. Окопавшиеся на задних сиденьях молодые люди переговаривались по рациям условными фразами, готовясь к решительному наступлению. Из соседнего отсека появился разносчик боеприпасов. Он предлагал 3 лимонки по 25 или 1 за 10. Я вспомнил про квартальный отчет, лицо начальника и купил 6 за полтинник. На работу нужно приходить во всеоружии.

В центре опять стояли пробки и баррикады. Я уже ощутимо запаздывал. Пришлось голосовать. Как всегда выручил горячий джигит на легком танке. Всего за сотню патронов мы быстро промчались с ним по пробкам и остановились у моего бункера. Надо будет после работы съездить с ним на рынок. До задраивания ворот оставалось всего несколько секунд. Я надел гермошлем и прошел санобработку. В городе свирепствовал свиной грипп, который почему-то не трогал свиней, и людям приходилось быть бдительными. Коллеги мирно кололи утренний антишок из моей аптечки. Это было не по-нашему, и я быстро объяснил, как они неправы. Когда дым рассеялся, из-под стола выполз только зам начальника. Я был рад ему как непременному партнеру по пейнтболу и биатлону. К тому же, он регулярно снабжал меня почти новыми мишенями. Зазвонил уцелевший телефон. С бухгалтерией у меня были свои давние счеты. Переделанный из газовой зажигалки огнемет быстро навел порядок в их запутанной документации. День начинался не так скучно, как я предполагал.

До обеда мне нужно было вызвать труповозку, разослать несколько приглашений на дуэли, похоронки и соболезнования родным и близким ушедших коллег и заказать венок для шефа от покойных членов нашего дружного коллектива. Время прошло в деловой, хоть и несколько задымленной атмосфере. Ровно в 12 я снял с запотевшего лба противогаз и отправился в столовую. Боевого охранения никто выставить не позаботился. Затратив несколько патронов, я снял небольшую очередь из нашего офисного планктона. Они даже не расчехлили свои автоматы. Беспечные бездельники могли бы давно уяснить, когда я хожу обедать. Стандартный сухой паек прошел на ура, но я так и знал, что компот мне не понравится. Пришлось разжаловать шеф-повара в посудомойки. Мое любимое мачете легко справляется с такими хирургическими операциями. Сэкономленные лимонки должны были пойти на десерт, но пришлось ехать на ранее назначенную встречу с клиентами.

Там они пригодились для налаживания отношений с охраной. Подонки задолжали нам кругленькую сумму и ссылались на экономический кризис, неплатежи контрагентов и плохой сезон. Их гнилая аргументация не выдержала моей нелицеприятной критики. Что значат какие то М-16 против моего верного Дягтерева? Их сейф дружески раскрыл мне свои объятия после небольшой порции пластита. Разумеется, это не было банальным грабежом. Я уважаю закон, и положил на поверженных контрагентов официально оформленную расписку. После работы необходимо было прикупить боеприпасов на вечер и отремонтировать ракетницу для тещи. Мое легкое такси прикатило вовремя, и мы....»

Этот пост я переписал вчера с диктофона, найденного мной в сгоревшем танке у нашего оружейного рынка.

@настроение: отличное

@темы: жизнь)))